Решения , Екатеринбург ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Как пандемия изменила юридический бизнес. Кейс компании LOYS

Продолжающийся кризис усугубил процесс естественного отбора на рынке. Есть юрфирмы, которые серьезно пострадали, в то время как другие — продолжают успешно работать, развиваться и открывают филиалы по всей стране.

О том, как адвокаты и юристы адаптировались к новым реалиям, в интервью РБК Екатеринбург рассказал заместитель председателя Совета партнеров Адвокатского бюро LOYS Константин Фарберов.

- Многие отрасли бизнеса сейчас находятся не в лучшем состоянии, повсеместно ощущается кризис, вызванный пандемией коронавируса. Как он отразился на юрфирмах?

- В целом последствия пандемии не могли не сказаться на бизнес-процессах и количестве обращений за юридической помощью. Однако, возможно, в силу нашей специализации (уголовное, корпоративное, банкротное и другие направления), а может, в силу круга задач, который перед нами стоит, мы в LOYS изменений в худшую сторону не почувствовали. Те вопросы и те проблемы, которые были у наших доверителей до пандемии, никуда не исчезли. Более того, некоторые вопросы, наоборот, приобрели актуальность. Поэтому в 2020-2021 годах мы наблюдаем увеличение числа поручений от наших доверителей, и, как следствие – роста компании, в том числе финансового.

В тоже время, претерпел изменение спрос на некоторые виды помощи: к нам обращаются с проблемами, которые всегда существовали, но количество обращений, которые ранее были единичными, становится больше.

Например, за эти два года мы заметили серьезное увеличение обращений, связанных с налоговыми спорами, которые вышли в уголовно-правовую плоскость. В нашей практике есть прецеденты, когда решение налогового органа было принято в пользу налогоплательщика, но в это время следственные органы идут параллельным путем, возбуждают уголовные дела и сами устанавливают размер недоимки, то есть берут на себя функции налогового органа. Изменились и стандарты доказывания по такого рода уголовным делам, причем не в пользу бизнес-сообщества.

Кроме того, в последние годы к нам обращается все больше доверителей по поводу споров с органами федеральной антимонопольной службы, которая в работе стала использовать более «агрессивные» методы, хоть и в рамках закона. При этом сами споры становятся сложнее. В этой связи мы открыли и развиваем «антимонопольную» практику.

- Кажется, что это не ложится в канву партии, где бизнесу надо помогать, поддерживать.

- Думаю, для Российской Федерации, как и для любого государства, всегда будет актуален вопрос пополнения бюджета, в том числе с использованием уголовно-правового инструмента. Но, надо отметить, что зачастую это происходит в рамках закона. Поддержка бизнеса вовсе не означает позволение бизнесу допускать совершение правонарушений и причинение ущерба бюджетной системе. Очень часто и сам бизнес не всегда готов к динамично изменяющимся тенденциям, в том числе в части возможностей контролирующих органов.

Сейчас налоговые органы, активно развивают, чуть ли не лучшую в мире, систему электронного администрирования, которая дает возможность увидеть все проблемные моменты. Этот цифровой опыт активно принимается таможенными и иными контролирующими органами. То есть цифровая жизнь развивается не только в частном, но и в государственном секторе.

Это дает как плюсы, так и минусы. Бизнес вынужден тесно общаться с контролирующими органами и поэтому начинает «играть» по правилам, это, конечно, плюс. Кто не готов принять эти правила – выбывают со всеми негативными последствиями, что, впрочем, тоже является положительным моментом. Минусом же является «прессинг» тех представителей бизнеса, кто принял новые правила и согласился работать честно, однако имеет последствия за «старые грехи». Здесь, конечно, государственным органам целесообразно подходить к вопросу более «гибко» и дальновидно, но на практике, к сожалению, бюрократическая неповоротливость «государственной машины», бывает, играет во вред.

- А как отразилась цифровизация на вашей работе?

- Благодаря пандемии сегодня стало возможно полностью вести дела, не выходя из офиса или квартиры. Встречи и консультации, заключение соглашения, ознакомление с материалами дела, подача процессуальных документов, участие в судебных заседаниях – все это и даже нотариальные сделки доступно в онлайн-формате. Вместе с тем, мы являемся сторонниками очного участия в важных встречах и, тем более, в судебных заседаниях, так как считаем, что нет ничего ценнее и информативнее живого общения.

Хотя, конечно, цифровизация коснулась и нашей работы. Вместе с австрийскими коллегами LOYS разработало специализированную программу, которая предназначена для автоматизации работы нашей компании, и дает возможность не только оптимизировать рабочий процесс и перевести весь документооборот в электронный, но и помогает нам избегать конфликта интересов. С ростом количества обращений и открытия филиалов конфликт интересов возникает все чаще, а отследить его все сложнее и сложнее. Например, одно из сотни физических или юридических лиц, являющихся участниками большого корпоративного спора, ранее могло быть участником какого-либо другого спора с участием наших коллег, и вот уже возникает потенциальный конфликт интересов. Есть он или нет решает, конечно, человек, но программа помогает нам выявить этот факт в автоматическом режиме.

- Поэтому вы вышли за пределы Екатеринбурга и открыли офисы в других городах?

- По большому счету, региональной компанией мы никогда не были. У нас всегда были поручения далеко за пределами Уральского федерального округа. Также мы представляли интересы зарубежных компаний и частных лиц в других юрисдикциях. Бывали даже случаи, когда по требованию доверителя адвокаты должны были быть из другого региона.

Так, например, один из крупнейших банков, с которым работало LOYS, принципиально не привлекал адвокатов региона, где расследовалось уголовное дело, чтобы исключить давление и необъективность.

Мы понимаем, что новые регионы присутствия – это новая жизнь, новый круг общения и, конечно, развитие для наших коллег, которые переезжают из Екатеринбурга на новое место. Кроме того, это просто удобство. Да, сегодня нет проблем слетать в тот же Владивосток в судебное заседание, как мы это делали много лет подряд. Однако намного удобнее, когда у тебя есть свой офис, в офисе работают люди, которым близки корпоративные ценности и стандарты компании и доверитель может всегда прийти в офис решить текущие вопросы, посмотреть юристу в глаза, поговорить. Все-таки выбор адвоката основан на доверии, которое невозможно наладить удаленно.

Поэтому в 2019 году мы открыли первые офисы в Калининграде и во Владивостоке.

- То есть в следующие два года, когда весь мир страдал от ограничений, связанных с пандемией, вам удалось открыть еще два филиала?

- Да, в 2020 году мы открыли филиалы в Краснодаре и Красноярске. В планах на ближайшие два-три года – еще три филиала. Возможно, они появятся в Казани, Санкт-Петербурге. А дальше – столица. Сейчас офис в Москве не открывает, пожалуй, только ленивый. Но мы приняли решение, что офис там мы откроем одним из последних в нашей стране.

- Как вы подбираете кадры для новых офисов?

- В любой компании есть определенные корпоративные стандарты и ценности. Мы – не исключение. У нас все стандартизировано – от гонораров до принципов отношений с клиентами. И передать эти принципы и стандарты, даже если мы просто наймем хороших толковых юристов и адвокатов, мы не можем. Поэтому при открытии каждого офиса мы отправляем туда своих опытных коллег из Екатеринбурга.

Мы действуем четко по своему плану и делаем все, «несмотря ни на что». И у нас получается, потому что мы стали первой и единственной адвокатской фирмой из регионов России, которая была оценена международным рейтингом Сhambers and Partners, как федеральная компания.

- При этом, насколько я понимаю, помимо адвокатуры вы занимаетесь еще и просвещением.

Да, с 2015 года LOYS вместе с Уральским государственным юридическим университетом и Федеральной палатой адвокатов РФ выступает организатором Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения», которая каждый год становится местом встречи практикующих юристов, ученых и экспертов в области уголовного права, а также студентов юридического сообщества.

Кроме того, при поддержке LOYS уже дважды была организована выставка фотографий военного корреспондента ТАСС Евгения Халдея – автора уникальных кадров Нюрнбергского процесса и единственного советского фотокора, снимавшего Великую Отечественную войну с первого до последнего дня.

В этом году, несмотря на все общемировые ограничения, нам удалось организовать выставку в Нюрнберге в музее истории Нюрнбергского процесса. Эта выставка имеет значение не только в контексте празднования Дня победы и памяти о Великой отечественной войне, но и для истории юриспруденции, так как трибунал заложил основы уголовного права.

Решения Продукция группы компаний «Ариант» вошла в ТОП-100 рейтинга Forbes
Материалы выпуска
Решения Агрофирма «Ариант» меняет формат магазинов
Решения Как пандемия изменила юридический бизнес. Кейс компании LOYS
Решения Продукция группы компаний «Ариант» вошла в ТОП-100 рейтинга Forbes
Решения Будущее контейнерной логистики. Гонка за «цифрой» началась
Решения Группа компаний «Ариант» открыла в Челябинске пространство «Вино&Мясо»
Решения Boeing и ВСМПО-АВИСМА подписали соглашение о расширении сотрудничества
Решения ГК «Ариант» инвестировала более 6 миллиардов рублей в сельское хозяйство
Решения ГК «Ариант» подарила квартиры победителям и призерам XVI Паралимпиады
Решения Жизнь в «облаках». Зачем это нужно уральскому бизнесу
Решения 560 учителей будут получать по 15 000 рублей в месяц от фонда «Эмпатия»
Решения Развенчиваем мифы про ЭДО. Почему бизнес боится цифровых технологий
Решения РМК потратит 5 млрд на строительство крупнейшей на Урале спортивной арены
Решения Губернатор Челябинской области посетил с рабочим визитом центры «Ариант»
Решения Свинокомплексу «Сибагро» 15 лет. Его сотрудники рассказали о своей работе
Решения От готового решения — к уникальному. О новом подходе к ремонту квартир
Содержание
Закрыть